Monthly Archives: Октябрь 2013

ИСТОРИЯ ИОСИФА ПРЕКРАСНОГО (ЮСУФА) В БИБЛИИ, КОРАНЕ И СУФИЙСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Изображение

«Ислам – это рак», – именно такими словами определил одну из мировых религий, приверженцы которой составляют почти треть населения Земли, Сэм Бейсиль, продюсер антиисламского фильма «Невинность мусульман». Если 2011 год нам запомнился как растянувшаяся «арабская весна», то не менее резонансным оказался 2012 год, когда вышел провокационный фильм, как его назвали сами же создатели.

Хотя тема этой работы относится к другой области, вначале хотелось бы кратко описать, какие были последствия этого фильма не только в дар аль-исламе, но и во всем мире. После того как в интернете был размещен трейлер фильма «Невинность мусульман», рассказывающего о жизни пророка Мухаммеда в оскорбительной форме, изображая его гомосексуалом и «полным идиотом», а египетское телевидение 11 сентября показало несколько эпизодов из него, начались массовые протестные акции у дипломатических представительств США  во многих мусульманских странах. Египет, Ливия, Тунис, Йемен, Судан, Пакистан и многие другие страны превратились в разворошенный улей. Это была провокация, и она удалась на славу. Но в результате пострадали люди: в Пакистане было убито 19 человек и ранено около 200, посол США в Ливии и трое дипломатов были убиты в Бенгази, в Кабуле был совершен теракт, в результате которого погибло 10 человек, 9 из которых иностранцы. К призывам расправиться с создателями фильма стали прибегать не только террористические организации, но и высокопоставленные чиновники. К примеру, министр железнодорожного сообщения Пакистана Гулам Ахмед Билур пообещал дать вознаграждение в 100 000 долларов тем, кто убьет создателей фильма «Невинность мусульман».

Отчего же в современном мире, также как и в предыдущие периоды, так легко спровоцировать конфликты на этнической и религиозной основе? Ответ можно найти, если обратиться к социальной психологии, или точнее, к этнопсихологии. Для этнического самосознания необходимы два компонента: этническая осведомленность, то есть знания о своей нации, об особенностях ее культуры, истории и т.д., и этническая самоидентификация, т.е. отнесение себя к той или иной общности. То же самое мы можем говорить и о религиозном самосознании. Чтобы не поддаваться провокации, быть терпимым к другим конфессиям, верующему надо четко определить место своей религии в мире, а также иметь представление об ее истории, об особенностях и чертах, присущих и другим религиозным системам.

В данном случае, мы попытаемся рассмотреть сюжет из священного писания, который входит в канон всех трех авраамических религий и проанализировать, как он отразился в суфийской литературе на примере произведения «Юсуф и Зелиха» турецкого поэта 13 века Шеййада Хамзы.

Роль сюжета об Иосифе Прекрасном в мировой культуре

Рожденная в древности и запечатленная в Библии и Коране история Иосифа стала чрезвычайно популярной в средневековье, но сохранила свою актуальность и в последующие эпохи. Это повествование моделирует человеческие отношения, которые на первый взгляд кажутся простыми, но, по сути, скрывающие загадки, которые требуют толкования. Именно это давало широкий круг приемов и интерпретаций для авторов разных воззрений, начиная от суфийских трактатов и поэм до произведений Назыма Хикмета и Томаса Манна.

В литературах Востока насчитывается боле 150 произведений об Юсуфе. В 10 веке были созданы поэмы «Юсуф и Зелиха» Абу-ль-Муаййада Балхи и Бахтияри. Столетие спустя суфийский шейх Ансари изложил историю Юсуфа в форме дидактического трактата. На этот же сюжет создавали поэмы персидские поэты 9 века – Джами, 11-13 веков – Ам’ак Бухара’и, Рукнеддин Масуд, Масуд Харави. В тюркоязычной литературе первоокрывателем считается булгарский поэт Али (Кул Гали). Безусловно, Шеййад Хамза был знаком со многими произведениями на этот сюжет и свою версию изложил на основе литературного образца, как того требовала традиция. Как считает Шаряфетдинов Р.Х.,  исследователь поэмы «Кысса-и Йусуф» (1233 г.) булгаро-татарского поэта Кул Гали, сюжет об Иосифе Прекрасном является одним из уникальных трансрелигиозных мифов в произведениях мировой литературы, восходящих к религиозным источникам. Исходя из этого, следует рассматривать бытование данного сюжета в произведениях мировой литературы как художественную реализацию культурного архетипа, а не только в контексте определенной религиозной системы.

На фресках многих знаменитых соборов Европы запечатлены эпизоды из истории Иосифа. На этот сюжет написано множество картин, а неизвестный фламандский художник, прозванный мастером жизни Иосифа (1500-е гг.), Якопо Понтормо и Андреа дель Сарто (ок. 1510-х гг.) посвятили ему целые циклы картин. Одно из лучших произведений Рембрандта, который в 1655 г. написал два варианта картины «Иосиф и жена Потифара» – «Иаков благословляет детей Иосифа». «Как много свежести в этом безыскусственном рассказе; только он кажется чересчур коротким, и появляется искушение изложить его подробнее, дорисовав все детали», — так оценил Гете библейское сказание об Иосифе Прекрасном. А в 30-е годы прошлого века немецкому писателю Томасу Манну в романе «Иосиф и его братья» удалось мастерски осуществить то, о чем писал Гете. Вот как автор в двух словах изложил свой «месседж» в романе: «Благочестие — это своего рода мудрость. Мудрость перед Богом». Эту мудрость писатель видел в том, чтобы «всеми силами своей души внимать велениям мирового разума, прислушиваться к новой истине». И это опять возвращает нас к идее об универсальности трансрелигиозного мифа.

Библейское и кораническое предания об Иосифе (Юсуфе)

Мотивы сюжетной канвы истории Иосифа и жены Пентефрия относятся к глубокой древности. Мотив «сопротивляющегося любовника» и любви замужней женщины к юноше встречается в древнеегипетском рассказе «Два брата», иранском эпосе «Шах-наме», греческом мифе об Ипполите и др.

Библейский рассказ разворачивается на 13 последних главах книги Бытия, в Коране же этой истории уделена одна сура – «Йусуф», состоящая из 111 аятов. Коранический текст не передает многих деталей, имеющихся в библейском варианте: возраст Иосифа, его рассказ братьям о снах,  или передает другие варианты событий: в Коране путники сами нашли Юсуфа в колодце, в Библии же его продали братья за 20 монет проходящим Измаильтянам, мудрое предложение «свидетеля» из семьи жены вельможи для выяснения истины – посмотреть спереди или сзади разорвана его одежда, появление городских женщин, которые осуждали жену, но, увидев, красоту Юсуфа, порезали себе руки, признание женщин и жены начальника, что Юсуф невиновен. Также в Коране ничего не говорится о том, какие привилегии были дарованы фараоном мудрому истолкователю его снов, что он нарек ему новое имя Цафнаф-панеах, и дал ему в жены Асенефу, от которой у него родились Манасия и Ефрем, родоначальники двух родов израильских. В Библии дается пространное описание, как Иосиф долго не открывался братьям и испытывал их, как, открывшись, пригласил отца с семейством жить в Египте, как умирая, Иаков благословил сыновей и сказал каждому о судьбе его рода.

Наше внимание в кораническом тексте привлекло то, что когда Юсуф открылся братьям, он послал с ними отцу свою рубашку, говоря: «Уйдите с этой моей рубахой и набросьте ее на лицо моего отца – он окажется зрячим, и придите ко мне со всей вашей семьей». Но до этого не говорилось, что Йакуб ослеп. О слепоте Йакуба и о целебной рубашке говорится в поэме Шеййада Хамзы, что и будет рассмотрено далее.

Особенности художественного воплощения сюжета в поэме «Юсуф и Зелиха» Шеййада Хамзы

О жизни Шеййада Хамзы известно очень мало. Турецкий поэт Лямии в сборнике анекдотов «Латифе» пишет, что он был суфием, жил в 13 веке в Сиврихисаре или Акшехире и дружил с легендарным Ходжа Насреддином, в отношении которого до сих пор ведутся споры – жил ли он на самом деле. Из произведений автора до нас дошли, кроме поэмы «Yusuf ve Zeliha», состоящая из 1529 бейтов, маснави «Dastan-i Sultan Mahmud» из 79 бейтов и стихи. Впервые «Юсуф и Зелиха» было опубликовано в 1946 году Дехри Дилчином в Стамбуле. Единственная рукопись поэмы, хранящаяся в библиотеке Турецкого лингвистического общества, датируется 1545 годом. Она состоит из 103 страниц, каждая из которых содержит по 15 строк.

В 20 веке творчеству Шеййада Хамзы и его знаменитому произведению в своих исследованиях большое внимание уделяли многие ученые из разных стран: Банарлы Н.С., Коджатюрк В.И. (Турция), Гордлевский В.А., Боролина И.В., Горбаткина Г.А., Тагирджанов А.Т., Руденко М.Б., Гулиев А.М., Аникеева Н.А. (СССР), Бомбаччи А. (Италия), Пласковицкая-Рымкевич С. (Польша) и др.

Начинается поэма со сна Йакуба, в котором он видит, как гуляли и резвились ягнята, а волк, подкравшись, унес самого маленького. Этот сон отец рассказывает сыновьям, когда они просят отпустить с ними на охоту Юсуфа. Этого сна нет ни в Коране, в котором Йакуб лишь выражает опасения, «что съест его волк», ни у предшественников Хамзы.

Эпизод расправы братьев на Юсуфом автор рисует тоже иначе, чем Кул Али и Фирдоуси. Бывший в колодце отшельник, куда бросили Юсуфа братья, как у Кул Али, оказался пророком Хутом, которому еще 1200 лет назад была предсказана эта встреча. Когда братья сообщили Йакубу о смерти любимого сына, он велел поймать того волка. Аллах наделил его способностью говорить, и волк сказал, что не трогал Юсуфа, а сам ищет свою семью. Далее следует вставной эпизод – египетский купец видит во сне, что солнце спустилось на землю в Ханаане. Купец узнал у толкователя снов, что в Ханаане появится раб необычайной красоты, который принесет счастье своему хозяину, и отправился в Ханаан.

А тем временем, когда Юсуф был в колодце, Джабраил принес ему одежду, так как братья сняли с него его платье. И когда он посмотрел на себя в зеркало, сам изумился своей красоте и сказал: «Каким прекрасным создал меня Аллах! Будь я рабом, у кого бы хватило денег купить меня!». Расплатой за гордость стало то, что он был продан в рабство за 19 монет. Цена юноши в булгарской версии поэмы – 18 дирхемов. Следует заметить, что в Коране нет точной цены, а лишь говорится о «малой цене отсчитанных дирхемов». И тут художественный текст ближе к библейскому, в котором речь идет о 20 монетах. Если священные тексты говорят нам, что караван двинулся в Египет, то поэма разворачивает перед читателем серию эпизодов в пути. Так, когда они проезжали мимо могилы матери Юсуфа, он пошел проститься с ней. Черный раб нашел его и избил, за что в тот же день последовала кара Аллаха – пошел снег и дождь. Тогда все поняли, что это им в наказание и стали просить юношу о прощении. Избивший его раб поцеловал его руку, и тогда он помолился, и тучи рассеялись, и засияло солнце.

Проезжая «веси и города», караван останавливался, и всюду Юсуф обращался к жителям с проповедью, и они принимали его веру. Эпизод обращения неверных присутствует и у других поэтов, но Хамза вносит новые детали. В одном городе жили язычники, и увидел прекрасного юношу, они изваяли идола, похожего на него. В Египте люди приходили посмотреть на раба и платили золотом, чтобы насладиться его красотой. Те, у кого не было денег, умирали от зависти, другие же, его увидев, становились безумными.

В следующей части поэмы вводится второй по значимости персонаж, который в священных текстах играет второстепенную роль – Зелиха (Зулейха), жена египетского правителя. Кул Али подробно описывает ее детство, Шеййад Хамза же лишь кратко характеризует ее отца – царя Магриба, а потом рассказывает, как она «заочно» влюбилась в Юсуфа. Будучи, в доме своего отца, Зелиха увидела во сне прекрасного юношу и влюбилась в него, через год сон повторился, также и на третий год. На третий раз она спросила, кто он и где его найти, на что он ответил, что он правитель Египта. Тогда Зелиха попросила отца выдать ее за правителя Египта, но когда она села на трон, то увидела вместо Юсуфа Кутайфера. Она стала его женой, но на брачном ложе ее чудесным образом заменяла пери. Заочная влюбленность в результате вещего сна облагораживает страсть, оправдывает дальнейшие поступки Зелихи.

Жена Кутайфера из окна увидела прекрасного раба и попросила мужа купить его. Торговец попросил за него столько золота, сколько перевесит его на весах. Но даже вся казна правителя не могла перевесить Юсуфа, тогда торговец согласился его отдать. Вернувшись, Кутайфер обнаружил, что опустевшая его казна наполнилась золотом. Аналогичные чудеса сопровождают всю поэму. Часто это просто сказочные элементы, но иногда могут быть религиозно заданными. Мотив возвращения платы святым – типичный для агиографической литературы, причем вне зависимости от религии (миф о Дионисе и Икарии, чудо святого Георгия и  др.).

Тем временем любовь Зелихи к Юсуфу все пламенеет, и она заболевает от безответной любви. Тогда кормилица, одна знавшая причину болезни (ср. роль няни Татьяны в «Евгении Онегине»), посоветовала построить дворец и украсить его изображениями Юсуфа и Зелихи. Несмотря на запрет в исламе изображать живые существа, этот прием использован для того, чтобы показать сокровенные желания героя, которые он сам не может высказать. Во дворец позвали Юсуфа, и он, обольстившись великолепием убранства и красотой Зелихи, влюбился в нее, но трижды был предостерегаем образом Йакуба и предостерегающей рукой, что восходит к комментариям Корана и хадисам. И похоть его исчезла лишь после того, как ангел коснулся его пальцем. Далее события развиваются по коранической версии. Только вместо родственника свидетелем выступает младенец, который все видел и которому Аллах дает дар речи. Чтобы показать свою невиновность в любви к Юсуфу, Зелиха приглашает девушек, которые ранят себе руки. Но тем не менее, Юсуфа заключают в темницу, хотя он этого и не хочет, как рассказывается в Коране (Господь! Темница мне милее того, к чему меня призывают).

Важным моментом в этой части является переосмысление образа Зелихи. Если в Библии и Коране говорится лишь о ее любви к Иосифу, то здесь он сам в нее влюбляется. Сама любовная тема поэмы подчинена суфийской установке. Это аллегория всеохватывающей любви адепта к Богу, в результате которой он должен раствориться, как капля в море.

В третьей части поэмы вводятся несколько вставных эпизодов. В темнице некий раб рассказывает Юсуфу о дереве, потерявшем одну из двенадцати ветвей и горевавшем о ней. Юсуф понял, что это отец горюет о нем, и послал отцу свой яхонтовый браслет вместе с рабом. Этот раб, оказывается, был сыном кормилицы Юсуфа, которого Йакуб отправил в Египет, чтобы все молоко доставалось его любимому сыну. И тогда Аллах предрек, что Йакуб не увидит своего сына, прежде чем не соединится с матерью этот сын.

Тем временем умирает Кутайфер, и из темницы освобождают всех заключенных, кроме Юсуфа. За его терпение Аллах дарует ему дар толковать сны, что он и делает, как и повествует нам священный текст. Фараон делает его правителем всей страны, ему оказываются всяческие почести и пр.

Интересным нововведением поэме, является указание Аллаха, когда запасы зерна стали иссякать в голодные годы, чтобы Юсуф каждый месяц выезжал в город, и все, любуясь его красотой, забывали о своих горестях: «Когда люди раз в месяц будут видеть тебя, они со спокойной душой будут все переносить, они забудут о еде и питье, как только увидят твое лицо». Совершая очередную прогулку, однажды он увидел нищего, который рассказал ему о судьбе Зелихи: она ослепла, стала нищей. В другой раз ее вывели на дорогу, где он проезжал, но он не узнал ее. Здесь присутствует мотив испытания любви: она разбила своих идолов, уверовала в истинного Бога. Ее любовь была так велика, что от ее дыхания загорелся кнут Юсуфа. Тогда Аллах внушил своему избраннику любовь к Зелихе, и эта любовь сделала ее юной красавицей. Они женились, жили долго и счастливо, Аллах благословил их четырнадцатью сыновьями. На этом Зелиха выводится из повествования, поскольку, как отмечал Д.Ружмон: «Предметом поэзии может быть лишь любовь несчастная».

История с братьями повторяет коранический сюжет, но Шеййад Хамза вводит новый эпизод – испытание братьев с помощью волшебного таза, который разоблачает братьев. С ними Юсуф отправляет к отцу свою рубашку, которая и вылечивает его от слепоты. Семейство переселяется в Египет, где Юсуф основывает новый город, жители которого были мусульмане. Ангел смерти Азраил возвещает Йакубу о скорой кончине, и он возвращается на родину, где и умирает. Настает время преставиться и Зелихе, а вслед за ней и Юсуфу. Его тело было погребено в пустыне, а когда начался голод, гроб опустили в воды Нила, и в стране воцарилось благоденствие. Этот мотив заимствован, очевидно, из ранних комментариев Корана и хадисов. Заканчивается поэма тем, что пророк Муса нашел тело Юсуфа и похоронил его рядом с Йакубом.

В название поэмы выведены имена главных героев, хотя по сюжету все повествование строится вокруг Юсуфа. Даже когда его нет в эпизоде, он либо упоминается, либо его видят во сне, одним словом, он является участником всех событий. Его образ, наделенный всеми традиционными чертами святого (дар толковать сны, общение с животными, обращение язычников к вере, мудрость, милосердие), несет в себе определенные черты «абстрактного» психологизма. Герой статичен, он изначально свят. А обращение грешников и другие метаморфозы объясняются мгновенным чудом, но никак не внутренней мотивацией. Лишь во дворце Юсуф заколебался и чуть было не впал в грех, но и здесь чудо спасло его. Как считает, Аникеева Н.А. автор здесь опирался на народные представления, что любовь должны быть взаимной.

Если в Библии и Коране жена Кутайфера низкая и безнравственная женщина, которая ради удовлетворения своей страсти не боится даже мужа, то Зелиха в поэме имеет огромную силу духа, воплощает собой всепоглощающее беззаветное чувство любви. И автор ее ни разу не осуждает, хотя она и замужем. Виновна не она, не ее чувства, над которыми она не властна, а стечение обстоятельств. Переосмысление образа жены Кутайфера, носящего в себе зачатки психологизма прокладывало путь для последователей Шеййада Хамзы, которые толковали этот образ исключительно в аллегорическом суффийском ключе.

Нельзя не заметить в поэме многочисленные фольклорные мотивы и художественные приемы. Так многократно автор подчеркивает красоту главного героя, но нигде подробно не описывает в чем заключалась его красота. Такой прием идеализации главного героя характерен для традиционных литератур, которые корнями уходят в фольклор. Герой на протяжении всей поэмы остается молоды и прекрасным, его взгляд превращает в прах идолы, его запах исцеляет больного Йакуба, он имеет власть на стихией. Все эти черты идут от богатырской сказки: Юсуф наделен огромной силой и, чтобы напугать братьев, он сотрясает башню. У него есть конь – как и у всякого богатыря – арабский скакун. Юсуф воплощает в себе также представления древних об идеальном правителе, который бы заботился о народе. Он предсказывает засуху и велит заготавливать зерно, чтобы прокормить горожан, сам ездит и собирает хлеб. Кроме этого, он имеет свои волшебные предметы, браслет, который затем возвращается к хозяину, и таз, в котором показан весь мир.

К фольклорным элементам относят и формулы, которые часто встречаются в произведении. Переходя от одной темы к другой Шеййад Хамза говорит: «Послушай, я расскажу тебе о тех местах…», «А теперь я расскажу тебе о Зелихе». Автор неоднократно обращается к слушателям, что характерно для устной сказительской традиции, он может сказать: «Помолись, а я расскажу», «Слушай, если хватит терпения», «Лови каждое слово». Для сокращения времени между событиями часто используется фольклорная формула «Не будем затягивать». В поэме событийная составляющая доминирует над описательной, что сближает поэму с турецкой сказкой, где описаний почти нет. Единственным тропом для описания красоты главного героя, также как и героини, является традиционное сравнение с луной: «Юсуф стоит, лик его подобен луне», «Зазывали приглашали прийти купит луноликого раба», «А ты, подобная луне, сядь на трон».

Заключение

Произведение Шеййада Хамзы «Юсуф и Зелиха» положило начало художественной обработке коранического сюжета 12 суры на турецком языке. На эту тему пишут назире (ответы-поражания) турецкие поэты, хорезмийский богослов Рабгузи, крымский поэт Махмуд, золотоордынский – Абдулмеджид, азербайджанский – Дарир, персидский – Ширази, узбекский – Дурбек и многие другие.

Турецкий драматург и писатель Назым Хикмет, который последние 10 лет жизни провел в Москве, в 1948 году написал пьесу «Юсуф и Менофис», в которой он переосмыслил историю предательства. Но предателем здесь оказался сам Юсуф, алчный и корыстный, трус, рвущийся к власти, а самое главное – неспособный на настоящую любовь. Ему противопоставлен Менофис, простой рабочий, который намного выше стоит на нравственной лестнице. Коммунистические взгляды, из-за которых Н.Хикмет сидел в тюрьме в Турции, а затем был лишен турецкого гражданства, объясняют особенности его произведения.

Если вернуться в начало нашего повествования к теме «исламофобии» на Западе, то можно сделать следующие выводы. В мировой культуре существует множество феноменов, объединяющих культуры Запада и Востока. Часто эти явления игнорируются, с целью показать «ненормальность» оппонентов, чтобы спровоцировать массовые беспорядки для достижения определенных целей. Очень жаль, что в наш информационный век огромное количество людей находятся в «блаженном неведении» и порой готовы за одну фразу лишить жизни и других, и себя.

Вспоминается рассказ протоиерея Олега Стеняева, как он в чеченскую войну, будучи священником, поехал в Грозный в составе группы, доставлявшей гуманитарную помощь населению. Подъезжает машина к чеченскому посту, а весь путь экипаж находится в страхе, потому что машину с московскими номерами могут обстрелять в любую минуту, и священник, чтобы заглушить чувство страха, принимает «на грудь» сто грамм для храбрости. Надо сказать, что хотя о. Олег крупного телосложения, но, видимо, в таких форс-мажорных ситуациях оказывался нечасто. Машина останавливается, и они с документами подходят к чеченцам, чтобы убедить, что это гуманитарный груз, а сами они не переодетые спезназовцы. Постовой, посмотрев на «толстого попа», сразу сказал: «Проезжайте, вы настоящий поп – толстый, от которого несет водкой. На десантника вы точно не похожи!» А в городе случилось так, что их разместили в определенном доме под наблюдением вооруженных людей, и вечером все собрались в каком-то заведении. Тут Олег Стеняев случайно услышал, что одного из чеченцев зовут Ибрагим. И спросил, знает ли он, что означает его имя, чего он не знал. Тогда священник рассказал им историю Авраама, что очень заинтересовало всех присутствующих. Тогда их глава, всех растолкав, подошел к «попу» и спросил, а что означает его имя. А его звали Иса. Так священник в течение двух часов пересказал воодушевленным мусульманам все евангелие.

В заключение хотелось бы отметить важность сохранения культурного многообразия мира. Мир прекрасен до тех пор, пока он многообразен. Монолит может удовлетворить разве что философа в качестве пищи для размышлений. Глобализация и сведение всего «под одну гребенку» наносит непоправимый ущерб всему человечеству.

Литература

Аникеева Н.А. Шеййад Хамза, Юсуф и Зелиха, Москва, 1992.

Бертельс Е.Э. Избранные труды: Суфизм и суфийская литература, Москва, 1965.

Библия и Коран: Параллельные места, Москва, 2012.

Кныш А.Д. Мусульманский мистицизм: краткая история, пер. с англ. Романов М.Г., СПБ, 2004.

Литература Востака в Новое время, коллектив авторов МГУ, Москва, 1975.

Мюллер А. История ислама с основания до новейших времен.

Стефаненко Т.Г. Этнопсихология, Москва, 2004.

Шаряфетдинов Р.Х. Трансформация коранического сюжета об Иосифе Прекрасном в поэме Кул Гали «Кысса-и Йусуф» : «Сказание об Йусуфе», автореф. диссертации к.ф.н., Москва, 2009.

Şeyyad Hamza, Yusuf ve Zeliha, hazırlayan İbrahim Taş, Ankara, 2010.

Институт стран Азии и Африки МГУ

Москва 2013

Виктор Копущу

Prezentaţiyanın çeketmesi

Bu prezentaţiyanın ilk payı. Sözçü protodiakon boba Konstantin Bargan, ondan sora hepsini selemneer Geogriy Tufar, kimin ofisindä biz toplandık. Gagauziyanın BAMi tanıdêr onun eni direktoru GHT eski başı Petri Paşalı, Bibliyayı çevirän institut için annadêr onun eni direktoru Vitaliy Voynov.

Ay-Boba M.Çakirin biografiyasının tanıtımı Moskvada (video)

Canavar ayının 20-dä Moskvada gagauzların buluşması geçti. Bu toplantıda «Protoierey Mihail Çakir: Allaha hem yakındakılara izmet» adında eni kiyat tanıdıldı. Avtorlar — bän hem boba prot. Oktavian, angısı işleer Kişinöv mitropoliyasında hem popazlık eder Moldova universitetinin klisesindä, neredä Ay-Boba sıra vardır 35 yıl izmet etti, olarak din şkolasının o klisesinin ilk popazı. Kiyadın ilk ekzemplärını kabletti Moskva patriarhı Kiril bu ayın 8-dä Sergiev Posad Lavrasında, neredä o başlık etti ayozlu liturgiyada. Altarda patriarh kabletti bizi boba protodiakon Konstantin Bargannan da iisözledi bizim zaametlerimizi hem toplantımızı. Bu toplantı için Gagauziyadan maasuz geldi BAM direktoru P.Paşalı, angısı annattı Gagauziyanın Bilim akademiyası için, nicä o deer bizim merkezimizä. Saa olsun Vitaliy Voynov da, Bibliyayı çevirän institutun eni direktoru, angısı ii biler gagauz dilini hem tuvin dilini, o da tanıttı institutun işini bizim kardaşlarımıza. Tanıtımdan sora çay-kofe arası oldu, neredä hepsi paylaştı kendi fikirlerini gagauzların büünkü problemaları için. Bitkidä toplantının muzıka payı oldu: hor çaldı eni türkü Ay-Boba için («Anarak Ay-Bobamızı»), diakon G.Kurdoglu çaldı gitarada gagauz hem rus türkülerini, P.Nebılova çaldı violonçeldä Bahın kompoziţiyasını. Saa olsun hepsi, kim geldi bu toplantıya! Yaşasın gagauzluk! Allah gagauzları korusun!

Приглашение к сотрудничеству

Приглашение к сотрудничеству

Дорогие друзья!

С радостью сообщаю Вам, что на территории Гагаузии было зарегистрировано и начало действовать Культурно-просветительское общественное объединение «АЙДЫННЫК». Объединение создано в целях сохранения, укрепления и развития материальной и духовной культуры гагаузов.

Задачами Объединения являются:

2.2.1. консолидация гражданского сообщества для реализации уставных целей;
2.2.2. проведение круглых столов, форумов, конференций, посвященных видным гагаузским деятелям, проблемам гагаузского языка, литературы, а также церковной культуры гагаузов;
2.2.3. содействие изучению, сохранению, развитию и популяризации гагаузского языка, литературы, обычаев и традиций гагаузского народа;
2.2.4. осуществление культурно-просветительской деятельности, проведение благотворительных акций, охрана памятников истории и культуры, в том числе памятников духовной культуры;
2.2.5. участие в переводе и издании богослужебной литературы на гагаузском языке, развитие иных видов церковного искусства гагаузского народа;
2.2.6. содействие укреплению и распространению идей патриотизма, верности Родине, своему народу и Православной вере;
2.2.7. содействие укреплению сотрудничества с гагаузскими сообществами, находящимися за пределами Республики Молдова;
2.2.8. иные цели, направленные на достижение общественных благ: содействие осознанию и восстановлению единых культурно-исторических корней, распространение знаний о гагаузской культуре, развитие международных связей и содействие защите прав человека как основы свободного развития.
Членами Объединения могут быть юридические лица — общественные объединения и граждане, достигшие 18 лет, и, заинтересованные в совместном решении уставных задач Объединения. Иностранные граждане и лица без гражданства наравне с гражданами Республики Молдова могут быть членами Объединения.

4.2. Членство в Объединении оформляется письменно:

4.2.1. для юридических лиц — на основании соответствующего решения полномочного органа юридического лица;
4.2.2. для физических лиц — на основании соответствующего индивидуального заявления на имя Председателя Совета Объединения.

4.3. Члены Объединения – как юридические, так и физические лица – имеют равные права и несут равные обязанности.

4.4. Каждый член Объединения (для юридических лиц — через представителей) имеет право:
4.4.1. принимать участие в общих собраниях Объединения;
4.4.2. избирать и быть избранным в руководящие и контрольно-ревизионный органы Объединения, вносить предложения в любые органы Объединения по вопросам, связанным с ее деятельностью;
4.4.3. получать информацию о планируемых мероприятиях Объединения;
4.4.4. принимать участие в мероприятиях, проводимых Объединения.
4.5. Члены Объединения обязаны:
4.5.1. регулярно платить членские взносы в порядке и размере, установленными Общим Собранием;
4.5.2. соблюдать Устав Объединения;
4.5.3. участвовать в деятельности Объединения;
4.5.4. выполнять решения руководящих органов Объединения;
4.5.5. принимать участие в Общих Собраниях Объединения.

4.6. Исключение из членов Объединения возможно:
4.6.1. на основании личного заявления (для общественного объединения — на основании соответствующего решения руководящего органа);
4.6.2. на основании решения Совета Объединения об исключении этого члена из Объединения.

Все желающие стать членами Объединения или участвовать в ее деятельности могут обращаться по электронному адресу: kopusciuv@mail.ru

ALLAH GAGAUZLARI KORUSUN! GAGAUZLAR ALLAHI UNUTMASIN!

AYDINNIK CT başı
Viktor KOPUŞÇU

Несколько мыслей об образовании епархии

Несколько мыслей об образовании епархии

2 октября 2013 года решением Священного Синода Русской Православной Церкви в Калужской области были образованы три новые епархии. Станет ли это процессом раздробления и разъединения или, наоборот, созидания и нового объединения верующих под крылом Церкви? Об этом рассказал митрополит Калужский и Боровский Климент.

Здесь хотелось бы привести ключевые моменты из интервью митрополита Климента относительно образования и жизни новых епархий:

  • Создание новых епархий — это естественный процесс.
  • Церковь будет развиваться и расти, и новые епархии будут создаваться и в будущем.
  • Создание новых епархий поможет в организации живой, деятельной церковной жизни.
  • Более частое совершение епископом богослужений в приходах способствует развитию приходской жизни, духовному росту прихожан.
  • «Где епископ, там и Церковь».
  • Нахождение епископа в городе придает ему особый статус «богоспасаемости».
  • Мы сможем стать духовно крепче, и это духовное возрастание должно привести к духовному единству.
  • Каждый глава епархии будет стремиться, чтобы в его епархии стало больше приходов, чтобы открывались и восстанавливались новые храмы и монастыри.
  • Священник, архиерей, не должен отделяться в материальном благосостоянии от своей паствы.
  • Это возможно, если он будет жить ближе к нему, будет видеть трудности народа, вместе со своими прихожанами будет переносить тягости повседневности, сам будет участвовать в судьбе каждого человека, вверенного его попечению.
  • Сейчас мы решили главный вопрос — образование новых епархий.

«Anarak Ay-Bobamızı» — eni türkü Mihail Çakir için

Türkü yazıldı maasuz Ay-Boba Mihail Çakirin geçinmesinin 75-ci yılına. 20.10.2013 Moskvada gagauzlar toplandılar M.Çakirin doludan biografiyasının prezentaţiyasına, neredä seftä bu türkü çalındı. Sözlär, patretlär hem montaj Viktor Kopuşçunun, muzıkayı yazdı hem çalêr diakon Georgiy Kurdoglu.

Aalêêr göklär, hem yaş döker bulut,

Ay-Bobamız öldü.

Halkına braktı sevgi hem büük umut,

Mezarda gömüldü.

 

Angellär aldı ayoz canını,

Gökä çıkardılar.

“Neçin braktın, Boba, sän halkını?

Üüsüz gagauzlar”.

 

“Aalamayın, benim kardaşlarım, –

Göktän bir ses geldi, –

Saabi sildi benim yaşlarımı,

Sevinmelik verdi.

 

Dayma Allah sizi koruyacek,

Ona dua edin.

Dooru yolu sizä gösterecek,

O yol sa – dil hem din!”

 

Geçer vakıt, acı nicä pelin,

Erdä yok Bobamız.

Allaha yalvarêr bizim için

Ayoz duacımız.

 

Seviner dolay, seviner Çadır,

Näända Boba duudu.

Bizi toplêêr duaya manastır,

Bu er ayoz oldu.

Moskvada eni kiyadın prezentaţiyası geçti

ххс

Изображение

 

Canavar ayının 20-dä «AYDINNIK» kultura-aydınnatmak CT iniţiativasına görä hem patriarh Kirilın iisözlemesinä görä Moskvada prot. M.Çakir için eni kiyadın prezentaţiyası geçti.

Rusça çıkan kiyadın adı «Protoierey Mihail Çakir: Allaha hem yakındakına izmet». Maasuz bu kiyadın tanıtımı için toplandı Moskvada hem Moskva bölgesindä yaşayan gagauzlar (30 kişi kadar insan vardı). Gagauziyadan maasuz geldi M.Maruneviçin adına Gagauziyanın BAM direktoru Petri Paşalı, Moskvadan da vardı musaafir — Bibliyayı çevirän institutun direktoru Vitaliy Voynov. Onnar annattılar bu merkezlerin işleri hem plannarı için. Bän annattım kiyadın istoriyası için hem kısadan onun içindekilerini. Sora toplantı soruş-cuvap formasında geçti, nedän sora çay-kofe arası oldu. Toplantının ikinci payı muzıka payı oldu. Boba protodiakon K.Bargan, diakon G.Kurdoglu hem N.Uzun çaldılar eni bir türkü Ay-Boba M.Çakir için (sözlär benim, muzıka diakon Georgiy Kurdoglunun). Polina Nebıvalova violonçeldä çaldı Bahın kompoziţiyasını, boba G.Kurdoglu gitarada çaldı gagauzça çevirilmiş türküleri. En duygulu moment oldu, açan Vani Kırboba (D.Kara Çobanın unukasının oolu) okudu dedesinin şiirini gagauz dilindä! Guriy Mikita, angısı işleer doţent RUDN universitetindä hem izmet eder klisedä, urguladı, ani gagauz halkının olacek gözäl hem ii gelecää, nicä yazêr Bibliyada Daniil — büük devletlär yıkılacek da sıra gelecek küçük halklara devletlerini kurmaa.

Saa olsun hepsi, kim saymadı zaametini da geldi bizim toplantımıza! Allah versin, ötää dooru taa sık toplanalım! Yaşasın gagauzlar! Allah gagauzları korusun!

Gözäl türkü rumınca prot. M.Çakirin mezarında

Besarabiyanın hepsi halkları için çalışan hem izmet edän Ay-Boba Mihail Çakir, elbetki, hak etti, ani rumınca da onun için dua etsinnär. Ama kendi halkında apostol olan, o taa çok hak etti, ani ana dilindä da onun için dua edilsin. Büün bizim kliselerimizdä var adet liturgiyada anmaa geçinmiş popazları, kim bu klisedä izmet etmiş yada dolayda. Ama acaba kaç kişi anêr bu sırada ilk protoierey Mihailı? Bir iş sevindirer, ani Kişinövda da başlêêrlar annamaa (hem Mitropoliyada da), ani M.Çakir izmet etti diil salt gagauzlara, ama bütün kliseyä hem Besarabiyanın hepsi halklarına. Bakarsın, tezdä kanonizaţiya komisiyası onun da yaşamasını üürenecek da başlayacek material toplamaa kanonizaţiya için. Bakalım…

Aziya hem Afrika devletleri institutu

Изображение

Москва, 2010 год, поступление в ИСАА МГУ

Написал пару лет назад для наших братьев гагаузов Украины, но актуальность не утрачена вроде… И вообще, было бы здорово, если бы хотя бы раз в несколько лет на кафедру тюркской филологии брали бы по одному (можно и больше) гагаузу(ке) на бюджетной основе…

Aziya hem Afrika devletleri institutu M.V.Lomonosovun adını taşıyan Moskva devlet universitetinin bir fakulteti. Bu bölüm açıldı 1956 yılda; 1972 yıla kadar ona Günduusu dilleri institutu denärdi.

Büün Aziya hem Afrika devletleri institutunda ilk olarak üüreniler günduusu dilleri: kitay, yapon, indoneziya, vyetnam, koreya, mongol, filipin, fars, puştu, türk, arap, çıfıt, hindi, urdu, suahili, hausa, afrikaans dilleri h.b. Bunnardan kaarä üüreniler ikinci günduusu dili hem bir batı dili dä.

Büünkü gündä AADİ Rusiyanın en büük merkezlerinin biri, neredä hazırlêêrlar Günduusunnan ilgili speţialistleri. İnstututta var üç bölüm: filologiya, istoriya hem soţial-ekonomika bölümneri. Studentlär dillerdän kaarä üürenerlär o devletlerin istoriyalarını, dinnerini, geografiyalarını, tanışêrlar kultularınnan. Günduusu onnara deyni diil ekzotik bir iş, nicä sıradan insana, ama zanaat bilgisi. Dört yıl gider bakalavra kursu, angısından sora üürenicilär kableder «Orientalistika, afrikanistika» diplomunu, sora iki yıllık da magistratura var. Onu başardıktan sora isteyennär var nicä aspiranturaya girsinnär, neredä kendi zanaatının bölümündä pek ii aaraştırmalar yapabilirlär.

Lääzım sölemää, ani bizim anılmış vatandaşımız Todur Angeli, filologiya doktoru, publiţist, politik, diplomat, çevirici, Aziya hem Afrika devletleri instututunun türk dilleri kafedrasında üürendi. Hep orada aspiranturayı da bitirdi.

Bän dä 2010-cu yılda bu institutun türk dilleri kafedrasında üürenmää başladım. Duudum Gagauziyanın Kıpçak küüyündä, neredä dä dokuz klas başardım. Sora iki yıl üürenmemi ileri dooru Rusiyada götürdüm, Yaroslavli bölgesinin Rostov kasabasında, ayoz Radonejli Sergiyin adına Varniţa gimnaziyasında, neredä devlet standartlarına görä predmetlerdän kaarä klisä derslerini dä üürendim. Gimnaziyayı gümüş mediliylän başardıktan sora biraz vakıt Poyraz Kipranın Yakın günduusu universitetindä üürendim. Ondan sora da Moskva devlet universitetinä girdim.

Taa şkolada üürenärkän, bän düşünärdim bizim dilimizin problemaları için, kulturamızın büünkü halı için. Bana hep gelärdi, ani herbir halkın var kendi yolu, yukardan vermä bir plan gibi, angısını lääzım tamannamaa. Hepsi halkların yolları başka, hem bu yolu geçmää kolaylıkları da genä. Kimisinin var çok sayısı, kimisinin var çok parası h. b. Ama ölä olmuş, ani gagauzlar diil okadar çok hem kayet paralı bir halk. Buna bakmayarak, bana görä, hepsi lääzım savaşsın o koyulmuş neeti tamannamaa.

Açan bän görerim, ani bizim insan istemäklän mi, istämemäklän mi kendi halkından ayırılêr, onun dilindän, dinindän, kulturasından da katılêr başkasına, canımı sancı kaplêêr, neçinki bän benzederim onu bir aaca, angısını kökündän kesinmişlär dä başka bir erä koymuşlar. Var mı nasıl o orada eşersin hem meyva yapsın? Ama eer aaç meyva yapmarsa, ne onun faydası? Sade ateştä mi yanmaa? Yok, istämeerim, biri bölä yaşasın. Bunun için lääzım çok zaamet etmää, ki bereket gözäl olsun. Nekadar zor bu iş çiftçiliktä hepsimiz bileriz! Ama bizim yaşamamızı, angısı baalı çok faktorlara, taa da zor tertiplemää.

Bakmayarak hepsi zorluklara, büün biz lääzım ilerledelim GAGAUZLUUMUZU dedelerimiz için, ani bizä yaşamak verdilär, hem evlatlarımız için, angıları bizim devamımız olaceklar. Bu iş lääzım her taraftan gitsin: politika, ideologiya, terbietmäk uurlarında.

Dil dä kulturanın özü, dilsiz yok halk, hem halksız yok dil, bunu çoktan bileriz, ama herkerä aklımızda tutmêêrız. Dili lääzım diil sade korumaa, ama ilerletmää dä. Cümnä türlü periodları geçer, da buna görä dili dä ilerleer. Gagauz dili dä lääzım XXI asirä uygun olsun. Bu bir olacek iş mi osa diil mi? Sanêrım, ani olacek, çünkü dünnedä var çok örnek nicä, var nasıl demää, ani ölümdän diriler dil. Uzaa gitmää yok neçin, türk dilinä bakalım, angısı üz yıl geeri hiç yoktu da; vardı osman dili – arap, fars hem türk dilleri karışık. Ama büün türklerin bu uurda akıllı politikasına görä, bu bir kaavi dil, angısı kaplêêr yaşamanın her tarafını, angısında insan var nicä sölesin hepsi fikirlerini hem duygularını. E biz yok mu nicä bu uura dilimizi çıkaralım? Var nicä, neçinki dil o cümnä oluşluu; cümnä istärsä, yapabilir. Sade lääzım istemää.

Butakım, dilimizin hem bütün kulturamızın gelecää salt bizim elimizdä. Bizim erimizä kimsey bunu yapmayacek, hem yardım yok neyä beklemää. Lääzım sade Allaha duaylan çalışmaa kuvedimizä görä, ani büünkü global proţeslerin içindä halkımız kaybelmesin. Umut ederiz, ani bizim öndercilerimiz dä savaşêrlar hem savaşaceklar da ötää dooru yapmaa hepsini, ki herkezimiz deyäbilsin: «Ne mutluyum, ani gagauzum!»

Турецкий богослужебный язык

Знаете ли вы, что… в современной Турции существуют православные турки? Да, именно православные канонические, подчиняющиеся Антиохийскому патриарху. У есть своя община, свой храмовый комплекс, свои священники. Богослужение совершают на арабском и турецком языках, а часть и на греческом. Прихожанам священники раздают или отправляют по интернету листовки каждую неделю. В листовке дается тропарь и кондак воскресный и праздничный, евангельское и апостольское зачало, проповедь, символ веры и 50-й псалом на турецком языке. Иногда еще какое-нибудь событие из истории Церкви. Правящим архиереем православных турок является митрополит Павел (Языджи), брат патриарха Иоанна X. Митрополит Алеппский Павел и сиро-яковитский митрополит Иоанн Ибрагим были захвачены боевиками 22 апреля, с тех пор сведений о них не поступало. Турецкая община непрестанно молится о своем архипастыре и просит молитв у всех православных.
Предлагаю на каждом приходе отслужить молебен о плененных митрополитах сирийских.
И еще… оказывается, турецкий язык как-то приспособили для богослужения. Неужели гагаузский в этом плане хуже?

NASAAT

Изображение

D. Kara Çobanın motivinä görä

Oolum, oolum,

Nazlı çocuum,

Bunu yazmaa –

Benim borcum.

Düülärsä eer

Sendä bir can,

Beni kolay

Annayacan,

Ki zor birdän

Aylä düzmää

Hem Moskvada

Duvar dizmää,

Ki diildin sän

İstenilän

Hem bobana

Çok beklenän.

Sarfoşkan bän,

Sän başlandın,

Da Moskvaya

Bän yollandım.

İlktän işim

Hiç olmadı,

Da bän maana

Hiç bulmadım.

İki ayda

Bir iş buldum,

Da görünmäz

Bela oldu:

Dokumentsiz

İşim için

Ştraflı oldum,

Düüldüm çirkin.

Sora başka

Bir iş aldım

Da ţimenttä

Sabaaladım.

Biz evlendik,

Sän bulundun

Da kırk günnük

Vaatiz oldun.

Sofra kurduk,

Kurban kestik,

Senin saalıın

İçin içtik.

Para bitti,

Rafää pindim,

Da genä Moskvada

İndim.

Onsekizi

Sän doldurdun,

Da te bu kiyadı

Buldun.

Tut aklında,

Yalnız oolum,

Bän kendimä

Saabi oldum.

Taa akıllı

Sän bobandan

Olasın! Bu

Benim duam.

2012 yılın Kirez ayının 7, Moskva

Как Родная Речь ходила в храм (перевод с гагаузского языка)

Изображение

На дворе стояла осень. Но погода была довольно-таки теплой, птицы еще не улетели, деревья еще не сбросили листву, земля еще впала в спячку. В это время в селе был престольный праздник – Курбан. Именно этот праздник делил осень на две части, считалось, что до него полулето-полуосень, после него полуосень-полузима. Люди так и исчисляли время, все знали, что после Курбана, то есть престольного праздника осень идет на убыль.  

Специально для престольного праздника храм был убран и украшен. Был украшен снаружи: побелены стены, покрашены окна, обновлена крыша. Но преображение коснулось больше внутреннего убранства: вместо старых росписей сделали новые, обновили иконостас, поменяли пол. Одним словом, храм получился просто чудо! Он весь улыбается, так и зовет проходящих зайти помолиться, поставить свечку, подать записки о здравии всех близких.

И в этот большой праздник таким проходящим оказалась некая девушка. Утром она вышла из дому на базар чего-то прикупить и, должно быть, даже не предполагала, что с ней приключится по дороге. Поравнявшись с храмом, девушка заметила, что вид его необычен – купола светятся, с креста словно льется свет, из открытых окон слышится словно ангельское пение. Почему-то она вдруг совершенно забыла, что куда-то спешила, забыла обо всем на свете… и вспомнила свое детство. Как приходила с бабушкой в храм, как подходила к чаше, широко раскрыв рот, как разглядывала иконы, как ей нравилось зажигать и ставить свечки на высокие подсвечники.

Двадцать лет назад, когда в селе храм только открылся, в этом храме крестили маленькую крикливую девочку сорока дней от роду. Воспреемник седобородый старец воспринял маленькую христианку из купели и вскоре умер. Спустя пять или шесть лет скончалась и бабушка. И ребенок вырос без Бога, без церкви. Но сейчас она стоит у порога храма, и на душе у нее так тяжело, что до сих пор гнала Бога. Со креста словно льется голос: «Зачем ты Меня гонишь?»

Девушка стала быстро подниматься по ступенькам храма. Она чувствовала, что должна туда войти, должна что-то изменить в своей жизни. Она оказалась у притвора, но храм был полон людей. Все пришли на праздник. Помня, что, зайдя в храм, надо приложиться к иконе, девушка с накрашенными губами и в брюках да еще и простоволосая стала пробиваться к середине храма.

У притвора было не очень слышно, что поется и читается впереди, но все старались прилежно креститься и хоть как-то участвовать в общей молитве. Здесь были разные люди, кто-то из них знал эту девушку, но большинство не знало. Впереди у амвона стояли высокие гости – глава села, который не пропускал ни одного престольного праздника и старался каждый год приходить в храм и с амвона поздравлять прихожан с этим большим и замечательным праздником; самый богатый сельчанин, который владел почти всеми землями и кафе в населенном пункте, который каждый год на праздник выделял храму приличную сумму вне зависимости от собранного урожая и который к тому же был и депутатом, поэтому ему также предстояло выступить с поздравлением со священнического места; женщина, которая занимала какую-то должность в какой-то партии, которая пришла от имени партии пожелать жителям всех благ.

Но молоденькая девушка ни на кого не обращала внимания. Она медленно, но уверенно шла к центральной иконе… как вдруг кто-то сзади схватил ее за руку. Она подумала, что зацепила кого-то, и хотела пойти дальше, но жилистая рука потянула ее назад. Девушка обернулась – это была свечница тетя Мита.

– И куда это ты? – спросила тетя Мита у незваной гостьи, стараясь не повышать голос.

– К иконе… – ответила гостья, не совсем понимая, что происходит.

– Вон! Сейчас же на улицу! – стала женщина дергать девушку за руку. – Ты чего, на дискотеку что ли пришла? Накрасилась, как обезьяна. К иконе она. Разве не видела, в чем в храм ходят?

Продолжая наставления этой «девушке с дискотеки», тетя Мита одновременно старалась вытолкать ее из храма, но у нее это не получалось. Люди стали перешептываться, одни считали, что девушка должна выйти из храма, другие полагали, что тетя Мита должна заняться своим делом и не мешать другим молиться.

– Ах, ты так, значит? – в праведном гневе заключила бедная женщина, оставила девушку и куда-то исчезла.

Девушка замерла, она не понимала, что тут только что было. Люди повернулись на восток, кто молится об урожае, кто – о сыне, который который год не возвращается с заработок, кто – о дочери, которая уехала искать счастья да так и не вернулась, кто – о пьющем муже, кто спрашивает у рядом стоящих, почем сегодня будет капуста на базаре, кто – как зовут ту женщину, которая опять пришла агитировать за партию. Одним словом, у кого что болело.

Не прошло много времени, как тетя Мита вернулась, за ней шел священник. Они оба взяли девушку за руки и вывели из храма. Она, в принципе, сама вышла. На улице она села под деревом и зарыдала, словно причитала по ком-то. В храме многие и не заметили, что что-то произошло, молитва продолжалась.

Вдруг у того дерева появился старичок, старенький, с седой бородой, в рубахе. На ногах у него были постолы, за спиной котомка. Он, как будто, был из сказки.

– Что случилось, доченька? – наклонился к ней странный дедушка. – Кто тебя обидел?

– Меня выгнали их храма… – сказала девушка, всхлипывая.

– Не плачь, родная, не надо плакать. Кто же плачет в такой день!? – добрый дедушка хотел ее успокоить. – И ты на них обиделась? Нельзя, доченька. Нельзя обижаться на тех, кто работает в храме. Ни на кого нельзя обижаться. Не плачь!

Дети, игравшиеся на паперти, увидев, что взрослая девушка рыдает, как ребенок, стали дразнить ее и кричать:

– Родная горечь! Родная горечь!

Дедушка спросил у девушки:

– Почему они тебя горечью называют?

– Это соседские дети, балуются. Меня зовут Родная Речь, а они меня все время дразнят.

– Не обращай на них внимания, дочка, они не знают, что делают. – Дед открыл котомку и достал что-то вроде пряника, как маленький хлебец. – Возьми просфорку, он из монастыря. С праздником тебя!

Дед взвалил за спину суму и, крестясь, пошел своей дорогой. Родная Речь надкусила просфору… она показалась ей такой вкусной, что она в жизни не ела такой хлеб.

В это время из церкви вышли мамы детей, игравших на паперти и увели их причащать. Церковный двор опустел, только под деревом сидела молоденькая девушка и смотрела куда-то высоко в небо. Тучи сгущались. Была осень.

Состоится презентация биографии нашего просветителя М.Чакира

Изображение

 

20 октября 2013 года в 14 часов

по адресу: Москва, ул. Льва Толстого, 10, стр. 2 (от м. «Парк культуры» 10 мин. пешком)

Презентация биографии нашего Просветителя протоиерея Михаила Чакира

По благословению Святейшего Патриарха Кирилла

Примут участие гагаузы Москвы, гости из Москвы и Гагаузии

Приглашаются все! (только просьба — подтвердить участие. kopusciuv@mail.ru) 

BOBA HEM OOL

Изображение

Kimin kulaa varsa, ko işitsin!

Saygılı okuyucu! Sanmayasın, ani burada yazdıım işlär fikirimin fantaziyaları hem sandıkları. Bu istoriya halizdän oldu Gagauziyada (küüyü yada kasabayı taa ii sölämemää, bu insannara sora maana bulmasınnar hem gücendirmesinnär deyni).

Kış vakıdıydı. Kışın sa karannık tez olêr, saat beş oldu mu, alaca karannık başlêêr çökmää nicä duman da git-gidä koyulaşêr, taa zın karannık olunca. Hava suuktu, ama kaar yoktu, er kemik gibi dondu. Bir ayledä hepsi artık evä toplandıydı, sade aylenin başı yoktu. Roman Petroviç daymaca oyalanardı iştä, onun toprakları vardı, angıları lääzımdı hem sürmää, hem ekmää, hem biçmää, hem taa çok iş yapmaa. Büün da, herzamankı gibi, o oyalanardı iştä.

Evdä onu beklärdi büük oolu Todur, onun karısı Liza hem onnarın üç uşakları. Todurdan kaarä Roman Petroviçtä vardı taa dört uşak, ama onnar hepsi taa küçüktü. Onun karısı bıldır öldü sarılıktan, da braktı kocasının başına uşakları da, unukaları da.

Doorusunu söleyelim, Roman Petroviç pek sevmäzdi büük oolunu Toduru, zerä hep şüpelenärdi, ani o diil ondan. İrmiş beş yıl geeri da, açan bulunduydu Todurcuk, bobası inanmadı, ani o onun oolu. Halizdän da onnar hiç benzäşmärdilär ne surattan, ne tabeettän. Zavalı karısı nekadar kahır çekti sert Roman Petroviçtän bunun için. On yıl onnarın olmadı uşakları, ama sora Roman Petroviç, bekim, annadı, ani yanılêr, bilmeerim, ama başladı taa yalpak bakmaa eşinä. Da onnarın taa dört evladı oldu, iki kızçaaz, iki da çocuk. Ama karısının ömürü kısaymış, da çok zeet hem kahır geçirän karı yaşamasının en uygun erindä geçindi.

Roman Petroviç, afetsä da kabaatsız karısını, Toduru genä pek sevmäzdi. Bu üzerä ayledä hepsi belalar olurdu. Örnek, aylä yoktu nasıl otursun avşam sofrasına, Roman Petroviç evä gelmedään. O sa vardı nicä gelsin hem sarfoş, hem taa diil belli kaçta da – ya onda, ya onbirdä, ya taa geç. Yada üç uşak bobası Todur yoktu nicä bir para bilä harcasın, bobasına sormadaan. Onun vardı kendi lavkası, ama para hep barabar toplanardı hem harcanardı.

Roman Petroviç gelecek evä erädak sarfoş, görecek, ani oolu nesä satın almış, başla süümää onu ne aazına gelärsä. Ne yapsın Todur susêr, bobaya karşı gidämäz. Ama nekadar taa bölä vardı nicä olsun, o hiç bilmäzdi.

Bu avşam da, bekleyeräk bobasını Todur düşünärdi, nekadar taa bölä var nasıl olsun. Karısı imää hazırladı, küçükleri yıkadı, yolladı lelüsunnara hem çiçusunnara, onnarın da biraz kafalarını daatsınnar, da geldi kompyuter başında oturan kocasının yanına.

– Bän annaştım Petkuların evini almaa… – ayırmadaan kompyuterdän gözlerini, dedi Todur karısına, zerä bilärdi, ani taa ii gözlerinä bakmamaa.

– Ne?? Biz nicä annaştıydık, ani sän brakacan bu temayı e? – başladı üfkelenmää karısı. – Sän isteersin beni diri mezara sokmaa… isteersin gideyim genç nicä anan, olmalı…

Eşil gözlü Liza başladı aalamaa. Ama Todur bilärdi bu lafları ezberä, çünkü üz kerä hem bin kerä onnarı vardır işittii. Herkerä, açan o başlardı sölemää karısına, ani lääzım kendi evinä çıkmaa, Liza ya kavgayı çekettirärdi, ya isterikayı – halına görä. Büün halı isterikaya yakındı, onuştan o başladı näända aalayarak, näända sızlayarak, annatmaa kocasına, ani yalnız onnar yaşayamayaceklar, evi lääzım olacek ödemää, uşakları bakmaa, kredit almaa.

Lizanın korkusu vardı, ani, Todur boba evindän çıktıynan, bobası onnara bir gümüş bilä vermeyecek, bunu Roman Petroviç çok kerä var söledii, açan onnar Todurlan buaz buaza gelärdilär, açan Todurun artık saburu etmäzdi susmaa. Roman Petroviç istemäzdi kaybetmää ev içindän gelini, angısı evi da bakardı, onun uşaklarına da göz-kulak olardı. Liza da istemäzdi kaybetmää para kaynaanı, angısı kaynatasında bulunardı. Onnarın lavkaları küçüktü, da okadar çok para getirmäzdi, Roman Petroviçin sa okadar geliri vardı yılda, ani o vardı nicä eversin hepsi uşaklarını, olaydılar onnar büük, da onnarın da aylelerini baksın. Karı olarak, Liza hiç istemäzdi para sıkıntısını çekmää, açan olmayacek neylän her ay eni ayakkabı hem ruba  almaa yada Moskvadan eni krem getirtmää.

Todurun hiç umurunda da diildi, ama lääzım olacek parasızlıı da geçirmää, başka zorlukları da. O kayıldı herşeyi geçirmää, sade çıkmaa bu evdän, neredä o ya deli olacek, ya da… asılacek.

– Ey, diri biri var mı baaa? – iki katlı evin hayatında işidildi sarfoş Roman Petroviçin sesi. – Beni büün biri karşılayacek mı, acaba? – taa hızlı baardı ayakkaplarını çıkaramayan boba, kaynata hem dädu.

Kaçarak geldi Liza, yardım etti kaynatasına soyunmaa, aldı elindän paketleri, angıları doluydu en paalı imeeliklärlän.

– Boba, bak kösteklänmä, burası taa yaş olmalı, bän temin erleri yıkadım, – dedi kaynatasının sevgili gelini da gösterdi hayatta erleri, angılarını yıkadıydı taa sabaalän.

Yavaş adımnayarak, Roman Petroviç orta içeri girdi, neredä oolu oturardı. Girär-girmäz Todur ona da, nicä karısına, başını işindän kaldırmadaan, eni haberi söledi, ani annaşmış Petkuların evini almaa. Bobası sansın bunu da beklärmiş. Tutuştu ölä bir kavga, ani uyuyamadı ne komuşular, ne da komuşaların palileri.

Geçti yarım yıl. Todur aldı aylesini, topladı partallarını da geçti kendi evinä. Liza ilkin küsülüydü, ama, açan gördü, ani yok ne yapsın, uslandı. Roman Petroviç çok vakıt dürük gezdi, sora biraz yımışadı, ama canı acıyardı, ani gelini kaçırdı hem yok nasıl unukacıklarını görsün, angılarına o bobalarından saklı baaşış yollardı. Todur taa bobasınnan uzlaşmadı, diil belli uzlaşacek ta mı, ama o sevinärdi, ani var nasıl bol solusun hem raat uyusun. Sevinärdi, ani uşakları da büüyecek, bol soluyarak hem raat uyuyarak.

AY-BOBA M.ÇAKİRİN DOLUDAN BİOGRAFİYASI (Rusça), Kişinöv, 2013

AY-BOBA M.ÇAKİRİN DOLUDAN BİOGRAFİYASI (Rusça), Kişinöv, 2013