ИСТОРИЯ ИОСИФА ПРЕКРАСНОГО (ЮСУФА) В БИБЛИИ, КОРАНЕ И СУФИЙСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Изображение

«Ислам – это рак», – именно такими словами определил одну из мировых религий, приверженцы которой составляют почти треть населения Земли, Сэм Бейсиль, продюсер антиисламского фильма «Невинность мусульман». Если 2011 год нам запомнился как растянувшаяся «арабская весна», то не менее резонансным оказался 2012 год, когда вышел провокационный фильм, как его назвали сами же создатели.

Хотя тема этой работы относится к другой области, вначале хотелось бы кратко описать, какие были последствия этого фильма не только в дар аль-исламе, но и во всем мире. После того как в интернете был размещен трейлер фильма «Невинность мусульман», рассказывающего о жизни пророка Мухаммеда в оскорбительной форме, изображая его гомосексуалом и «полным идиотом», а египетское телевидение 11 сентября показало несколько эпизодов из него, начались массовые протестные акции у дипломатических представительств США  во многих мусульманских странах. Египет, Ливия, Тунис, Йемен, Судан, Пакистан и многие другие страны превратились в разворошенный улей. Это была провокация, и она удалась на славу. Но в результате пострадали люди: в Пакистане было убито 19 человек и ранено около 200, посол США в Ливии и трое дипломатов были убиты в Бенгази, в Кабуле был совершен теракт, в результате которого погибло 10 человек, 9 из которых иностранцы. К призывам расправиться с создателями фильма стали прибегать не только террористические организации, но и высокопоставленные чиновники. К примеру, министр железнодорожного сообщения Пакистана Гулам Ахмед Билур пообещал дать вознаграждение в 100 000 долларов тем, кто убьет создателей фильма «Невинность мусульман».

Отчего же в современном мире, также как и в предыдущие периоды, так легко спровоцировать конфликты на этнической и религиозной основе? Ответ можно найти, если обратиться к социальной психологии, или точнее, к этнопсихологии. Для этнического самосознания необходимы два компонента: этническая осведомленность, то есть знания о своей нации, об особенностях ее культуры, истории и т.д., и этническая самоидентификация, т.е. отнесение себя к той или иной общности. То же самое мы можем говорить и о религиозном самосознании. Чтобы не поддаваться провокации, быть терпимым к другим конфессиям, верующему надо четко определить место своей религии в мире, а также иметь представление об ее истории, об особенностях и чертах, присущих и другим религиозным системам.

В данном случае, мы попытаемся рассмотреть сюжет из священного писания, который входит в канон всех трех авраамических религий и проанализировать, как он отразился в суфийской литературе на примере произведения «Юсуф и Зелиха» турецкого поэта 13 века Шеййада Хамзы.

Роль сюжета об Иосифе Прекрасном в мировой культуре

Рожденная в древности и запечатленная в Библии и Коране история Иосифа стала чрезвычайно популярной в средневековье, но сохранила свою актуальность и в последующие эпохи. Это повествование моделирует человеческие отношения, которые на первый взгляд кажутся простыми, но, по сути, скрывающие загадки, которые требуют толкования. Именно это давало широкий круг приемов и интерпретаций для авторов разных воззрений, начиная от суфийских трактатов и поэм до произведений Назыма Хикмета и Томаса Манна.

В литературах Востока насчитывается боле 150 произведений об Юсуфе. В 10 веке были созданы поэмы «Юсуф и Зелиха» Абу-ль-Муаййада Балхи и Бахтияри. Столетие спустя суфийский шейх Ансари изложил историю Юсуфа в форме дидактического трактата. На этот же сюжет создавали поэмы персидские поэты 9 века – Джами, 11-13 веков – Ам’ак Бухара’и, Рукнеддин Масуд, Масуд Харави. В тюркоязычной литературе первоокрывателем считается булгарский поэт Али (Кул Гали). Безусловно, Шеййад Хамза был знаком со многими произведениями на этот сюжет и свою версию изложил на основе литературного образца, как того требовала традиция. Как считает Шаряфетдинов Р.Х.,  исследователь поэмы «Кысса-и Йусуф» (1233 г.) булгаро-татарского поэта Кул Гали, сюжет об Иосифе Прекрасном является одним из уникальных трансрелигиозных мифов в произведениях мировой литературы, восходящих к религиозным источникам. Исходя из этого, следует рассматривать бытование данного сюжета в произведениях мировой литературы как художественную реализацию культурного архетипа, а не только в контексте определенной религиозной системы.

На фресках многих знаменитых соборов Европы запечатлены эпизоды из истории Иосифа. На этот сюжет написано множество картин, а неизвестный фламандский художник, прозванный мастером жизни Иосифа (1500-е гг.), Якопо Понтормо и Андреа дель Сарто (ок. 1510-х гг.) посвятили ему целые циклы картин. Одно из лучших произведений Рембрандта, который в 1655 г. написал два варианта картины «Иосиф и жена Потифара» – «Иаков благословляет детей Иосифа». «Как много свежести в этом безыскусственном рассказе; только он кажется чересчур коротким, и появляется искушение изложить его подробнее, дорисовав все детали», — так оценил Гете библейское сказание об Иосифе Прекрасном. А в 30-е годы прошлого века немецкому писателю Томасу Манну в романе «Иосиф и его братья» удалось мастерски осуществить то, о чем писал Гете. Вот как автор в двух словах изложил свой «месседж» в романе: «Благочестие — это своего рода мудрость. Мудрость перед Богом». Эту мудрость писатель видел в том, чтобы «всеми силами своей души внимать велениям мирового разума, прислушиваться к новой истине». И это опять возвращает нас к идее об универсальности трансрелигиозного мифа.

Библейское и кораническое предания об Иосифе (Юсуфе)

Мотивы сюжетной канвы истории Иосифа и жены Пентефрия относятся к глубокой древности. Мотив «сопротивляющегося любовника» и любви замужней женщины к юноше встречается в древнеегипетском рассказе «Два брата», иранском эпосе «Шах-наме», греческом мифе об Ипполите и др.

Библейский рассказ разворачивается на 13 последних главах книги Бытия, в Коране же этой истории уделена одна сура – «Йусуф», состоящая из 111 аятов. Коранический текст не передает многих деталей, имеющихся в библейском варианте: возраст Иосифа, его рассказ братьям о снах,  или передает другие варианты событий: в Коране путники сами нашли Юсуфа в колодце, в Библии же его продали братья за 20 монет проходящим Измаильтянам, мудрое предложение «свидетеля» из семьи жены вельможи для выяснения истины – посмотреть спереди или сзади разорвана его одежда, появление городских женщин, которые осуждали жену, но, увидев, красоту Юсуфа, порезали себе руки, признание женщин и жены начальника, что Юсуф невиновен. Также в Коране ничего не говорится о том, какие привилегии были дарованы фараоном мудрому истолкователю его снов, что он нарек ему новое имя Цафнаф-панеах, и дал ему в жены Асенефу, от которой у него родились Манасия и Ефрем, родоначальники двух родов израильских. В Библии дается пространное описание, как Иосиф долго не открывался братьям и испытывал их, как, открывшись, пригласил отца с семейством жить в Египте, как умирая, Иаков благословил сыновей и сказал каждому о судьбе его рода.

Наше внимание в кораническом тексте привлекло то, что когда Юсуф открылся братьям, он послал с ними отцу свою рубашку, говоря: «Уйдите с этой моей рубахой и набросьте ее на лицо моего отца – он окажется зрячим, и придите ко мне со всей вашей семьей». Но до этого не говорилось, что Йакуб ослеп. О слепоте Йакуба и о целебной рубашке говорится в поэме Шеййада Хамзы, что и будет рассмотрено далее.

Особенности художественного воплощения сюжета в поэме «Юсуф и Зелиха» Шеййада Хамзы

О жизни Шеййада Хамзы известно очень мало. Турецкий поэт Лямии в сборнике анекдотов «Латифе» пишет, что он был суфием, жил в 13 веке в Сиврихисаре или Акшехире и дружил с легендарным Ходжа Насреддином, в отношении которого до сих пор ведутся споры – жил ли он на самом деле. Из произведений автора до нас дошли, кроме поэмы «Yusuf ve Zeliha», состоящая из 1529 бейтов, маснави «Dastan-i Sultan Mahmud» из 79 бейтов и стихи. Впервые «Юсуф и Зелиха» было опубликовано в 1946 году Дехри Дилчином в Стамбуле. Единственная рукопись поэмы, хранящаяся в библиотеке Турецкого лингвистического общества, датируется 1545 годом. Она состоит из 103 страниц, каждая из которых содержит по 15 строк.

В 20 веке творчеству Шеййада Хамзы и его знаменитому произведению в своих исследованиях большое внимание уделяли многие ученые из разных стран: Банарлы Н.С., Коджатюрк В.И. (Турция), Гордлевский В.А., Боролина И.В., Горбаткина Г.А., Тагирджанов А.Т., Руденко М.Б., Гулиев А.М., Аникеева Н.А. (СССР), Бомбаччи А. (Италия), Пласковицкая-Рымкевич С. (Польша) и др.

Начинается поэма со сна Йакуба, в котором он видит, как гуляли и резвились ягнята, а волк, подкравшись, унес самого маленького. Этот сон отец рассказывает сыновьям, когда они просят отпустить с ними на охоту Юсуфа. Этого сна нет ни в Коране, в котором Йакуб лишь выражает опасения, «что съест его волк», ни у предшественников Хамзы.

Эпизод расправы братьев на Юсуфом автор рисует тоже иначе, чем Кул Али и Фирдоуси. Бывший в колодце отшельник, куда бросили Юсуфа братья, как у Кул Али, оказался пророком Хутом, которому еще 1200 лет назад была предсказана эта встреча. Когда братья сообщили Йакубу о смерти любимого сына, он велел поймать того волка. Аллах наделил его способностью говорить, и волк сказал, что не трогал Юсуфа, а сам ищет свою семью. Далее следует вставной эпизод – египетский купец видит во сне, что солнце спустилось на землю в Ханаане. Купец узнал у толкователя снов, что в Ханаане появится раб необычайной красоты, который принесет счастье своему хозяину, и отправился в Ханаан.

А тем временем, когда Юсуф был в колодце, Джабраил принес ему одежду, так как братья сняли с него его платье. И когда он посмотрел на себя в зеркало, сам изумился своей красоте и сказал: «Каким прекрасным создал меня Аллах! Будь я рабом, у кого бы хватило денег купить меня!». Расплатой за гордость стало то, что он был продан в рабство за 19 монет. Цена юноши в булгарской версии поэмы – 18 дирхемов. Следует заметить, что в Коране нет точной цены, а лишь говорится о «малой цене отсчитанных дирхемов». И тут художественный текст ближе к библейскому, в котором речь идет о 20 монетах. Если священные тексты говорят нам, что караван двинулся в Египет, то поэма разворачивает перед читателем серию эпизодов в пути. Так, когда они проезжали мимо могилы матери Юсуфа, он пошел проститься с ней. Черный раб нашел его и избил, за что в тот же день последовала кара Аллаха – пошел снег и дождь. Тогда все поняли, что это им в наказание и стали просить юношу о прощении. Избивший его раб поцеловал его руку, и тогда он помолился, и тучи рассеялись, и засияло солнце.

Проезжая «веси и города», караван останавливался, и всюду Юсуф обращался к жителям с проповедью, и они принимали его веру. Эпизод обращения неверных присутствует и у других поэтов, но Хамза вносит новые детали. В одном городе жили язычники, и увидел прекрасного юношу, они изваяли идола, похожего на него. В Египте люди приходили посмотреть на раба и платили золотом, чтобы насладиться его красотой. Те, у кого не было денег, умирали от зависти, другие же, его увидев, становились безумными.

В следующей части поэмы вводится второй по значимости персонаж, который в священных текстах играет второстепенную роль – Зелиха (Зулейха), жена египетского правителя. Кул Али подробно описывает ее детство, Шеййад Хамза же лишь кратко характеризует ее отца – царя Магриба, а потом рассказывает, как она «заочно» влюбилась в Юсуфа. Будучи, в доме своего отца, Зелиха увидела во сне прекрасного юношу и влюбилась в него, через год сон повторился, также и на третий год. На третий раз она спросила, кто он и где его найти, на что он ответил, что он правитель Египта. Тогда Зелиха попросила отца выдать ее за правителя Египта, но когда она села на трон, то увидела вместо Юсуфа Кутайфера. Она стала его женой, но на брачном ложе ее чудесным образом заменяла пери. Заочная влюбленность в результате вещего сна облагораживает страсть, оправдывает дальнейшие поступки Зелихи.

Жена Кутайфера из окна увидела прекрасного раба и попросила мужа купить его. Торговец попросил за него столько золота, сколько перевесит его на весах. Но даже вся казна правителя не могла перевесить Юсуфа, тогда торговец согласился его отдать. Вернувшись, Кутайфер обнаружил, что опустевшая его казна наполнилась золотом. Аналогичные чудеса сопровождают всю поэму. Часто это просто сказочные элементы, но иногда могут быть религиозно заданными. Мотив возвращения платы святым – типичный для агиографической литературы, причем вне зависимости от религии (миф о Дионисе и Икарии, чудо святого Георгия и  др.).

Тем временем любовь Зелихи к Юсуфу все пламенеет, и она заболевает от безответной любви. Тогда кормилица, одна знавшая причину болезни (ср. роль няни Татьяны в «Евгении Онегине»), посоветовала построить дворец и украсить его изображениями Юсуфа и Зелихи. Несмотря на запрет в исламе изображать живые существа, этот прием использован для того, чтобы показать сокровенные желания героя, которые он сам не может высказать. Во дворец позвали Юсуфа, и он, обольстившись великолепием убранства и красотой Зелихи, влюбился в нее, но трижды был предостерегаем образом Йакуба и предостерегающей рукой, что восходит к комментариям Корана и хадисам. И похоть его исчезла лишь после того, как ангел коснулся его пальцем. Далее события развиваются по коранической версии. Только вместо родственника свидетелем выступает младенец, который все видел и которому Аллах дает дар речи. Чтобы показать свою невиновность в любви к Юсуфу, Зелиха приглашает девушек, которые ранят себе руки. Но тем не менее, Юсуфа заключают в темницу, хотя он этого и не хочет, как рассказывается в Коране (Господь! Темница мне милее того, к чему меня призывают).

Важным моментом в этой части является переосмысление образа Зелихи. Если в Библии и Коране говорится лишь о ее любви к Иосифу, то здесь он сам в нее влюбляется. Сама любовная тема поэмы подчинена суфийской установке. Это аллегория всеохватывающей любви адепта к Богу, в результате которой он должен раствориться, как капля в море.

В третьей части поэмы вводятся несколько вставных эпизодов. В темнице некий раб рассказывает Юсуфу о дереве, потерявшем одну из двенадцати ветвей и горевавшем о ней. Юсуф понял, что это отец горюет о нем, и послал отцу свой яхонтовый браслет вместе с рабом. Этот раб, оказывается, был сыном кормилицы Юсуфа, которого Йакуб отправил в Египет, чтобы все молоко доставалось его любимому сыну. И тогда Аллах предрек, что Йакуб не увидит своего сына, прежде чем не соединится с матерью этот сын.

Тем временем умирает Кутайфер, и из темницы освобождают всех заключенных, кроме Юсуфа. За его терпение Аллах дарует ему дар толковать сны, что он и делает, как и повествует нам священный текст. Фараон делает его правителем всей страны, ему оказываются всяческие почести и пр.

Интересным нововведением поэме, является указание Аллаха, когда запасы зерна стали иссякать в голодные годы, чтобы Юсуф каждый месяц выезжал в город, и все, любуясь его красотой, забывали о своих горестях: «Когда люди раз в месяц будут видеть тебя, они со спокойной душой будут все переносить, они забудут о еде и питье, как только увидят твое лицо». Совершая очередную прогулку, однажды он увидел нищего, который рассказал ему о судьбе Зелихи: она ослепла, стала нищей. В другой раз ее вывели на дорогу, где он проезжал, но он не узнал ее. Здесь присутствует мотив испытания любви: она разбила своих идолов, уверовала в истинного Бога. Ее любовь была так велика, что от ее дыхания загорелся кнут Юсуфа. Тогда Аллах внушил своему избраннику любовь к Зелихе, и эта любовь сделала ее юной красавицей. Они женились, жили долго и счастливо, Аллах благословил их четырнадцатью сыновьями. На этом Зелиха выводится из повествования, поскольку, как отмечал Д.Ружмон: «Предметом поэзии может быть лишь любовь несчастная».

История с братьями повторяет коранический сюжет, но Шеййад Хамза вводит новый эпизод – испытание братьев с помощью волшебного таза, который разоблачает братьев. С ними Юсуф отправляет к отцу свою рубашку, которая и вылечивает его от слепоты. Семейство переселяется в Египет, где Юсуф основывает новый город, жители которого были мусульмане. Ангел смерти Азраил возвещает Йакубу о скорой кончине, и он возвращается на родину, где и умирает. Настает время преставиться и Зелихе, а вслед за ней и Юсуфу. Его тело было погребено в пустыне, а когда начался голод, гроб опустили в воды Нила, и в стране воцарилось благоденствие. Этот мотив заимствован, очевидно, из ранних комментариев Корана и хадисов. Заканчивается поэма тем, что пророк Муса нашел тело Юсуфа и похоронил его рядом с Йакубом.

В название поэмы выведены имена главных героев, хотя по сюжету все повествование строится вокруг Юсуфа. Даже когда его нет в эпизоде, он либо упоминается, либо его видят во сне, одним словом, он является участником всех событий. Его образ, наделенный всеми традиционными чертами святого (дар толковать сны, общение с животными, обращение язычников к вере, мудрость, милосердие), несет в себе определенные черты «абстрактного» психологизма. Герой статичен, он изначально свят. А обращение грешников и другие метаморфозы объясняются мгновенным чудом, но никак не внутренней мотивацией. Лишь во дворце Юсуф заколебался и чуть было не впал в грех, но и здесь чудо спасло его. Как считает, Аникеева Н.А. автор здесь опирался на народные представления, что любовь должны быть взаимной.

Если в Библии и Коране жена Кутайфера низкая и безнравственная женщина, которая ради удовлетворения своей страсти не боится даже мужа, то Зелиха в поэме имеет огромную силу духа, воплощает собой всепоглощающее беззаветное чувство любви. И автор ее ни разу не осуждает, хотя она и замужем. Виновна не она, не ее чувства, над которыми она не властна, а стечение обстоятельств. Переосмысление образа жены Кутайфера, носящего в себе зачатки психологизма прокладывало путь для последователей Шеййада Хамзы, которые толковали этот образ исключительно в аллегорическом суффийском ключе.

Нельзя не заметить в поэме многочисленные фольклорные мотивы и художественные приемы. Так многократно автор подчеркивает красоту главного героя, но нигде подробно не описывает в чем заключалась его красота. Такой прием идеализации главного героя характерен для традиционных литератур, которые корнями уходят в фольклор. Герой на протяжении всей поэмы остается молоды и прекрасным, его взгляд превращает в прах идолы, его запах исцеляет больного Йакуба, он имеет власть на стихией. Все эти черты идут от богатырской сказки: Юсуф наделен огромной силой и, чтобы напугать братьев, он сотрясает башню. У него есть конь – как и у всякого богатыря – арабский скакун. Юсуф воплощает в себе также представления древних об идеальном правителе, который бы заботился о народе. Он предсказывает засуху и велит заготавливать зерно, чтобы прокормить горожан, сам ездит и собирает хлеб. Кроме этого, он имеет свои волшебные предметы, браслет, который затем возвращается к хозяину, и таз, в котором показан весь мир.

К фольклорным элементам относят и формулы, которые часто встречаются в произведении. Переходя от одной темы к другой Шеййад Хамза говорит: «Послушай, я расскажу тебе о тех местах…», «А теперь я расскажу тебе о Зелихе». Автор неоднократно обращается к слушателям, что характерно для устной сказительской традиции, он может сказать: «Помолись, а я расскажу», «Слушай, если хватит терпения», «Лови каждое слово». Для сокращения времени между событиями часто используется фольклорная формула «Не будем затягивать». В поэме событийная составляющая доминирует над описательной, что сближает поэму с турецкой сказкой, где описаний почти нет. Единственным тропом для описания красоты главного героя, также как и героини, является традиционное сравнение с луной: «Юсуф стоит, лик его подобен луне», «Зазывали приглашали прийти купит луноликого раба», «А ты, подобная луне, сядь на трон».

Заключение

Произведение Шеййада Хамзы «Юсуф и Зелиха» положило начало художественной обработке коранического сюжета 12 суры на турецком языке. На эту тему пишут назире (ответы-поражания) турецкие поэты, хорезмийский богослов Рабгузи, крымский поэт Махмуд, золотоордынский – Абдулмеджид, азербайджанский – Дарир, персидский – Ширази, узбекский – Дурбек и многие другие.

Турецкий драматург и писатель Назым Хикмет, который последние 10 лет жизни провел в Москве, в 1948 году написал пьесу «Юсуф и Менофис», в которой он переосмыслил историю предательства. Но предателем здесь оказался сам Юсуф, алчный и корыстный, трус, рвущийся к власти, а самое главное – неспособный на настоящую любовь. Ему противопоставлен Менофис, простой рабочий, который намного выше стоит на нравственной лестнице. Коммунистические взгляды, из-за которых Н.Хикмет сидел в тюрьме в Турции, а затем был лишен турецкого гражданства, объясняют особенности его произведения.

Если вернуться в начало нашего повествования к теме «исламофобии» на Западе, то можно сделать следующие выводы. В мировой культуре существует множество феноменов, объединяющих культуры Запада и Востока. Часто эти явления игнорируются, с целью показать «ненормальность» оппонентов, чтобы спровоцировать массовые беспорядки для достижения определенных целей. Очень жаль, что в наш информационный век огромное количество людей находятся в «блаженном неведении» и порой готовы за одну фразу лишить жизни и других, и себя.

Вспоминается рассказ протоиерея Олега Стеняева, как он в чеченскую войну, будучи священником, поехал в Грозный в составе группы, доставлявшей гуманитарную помощь населению. Подъезжает машина к чеченскому посту, а весь путь экипаж находится в страхе, потому что машину с московскими номерами могут обстрелять в любую минуту, и священник, чтобы заглушить чувство страха, принимает «на грудь» сто грамм для храбрости. Надо сказать, что хотя о. Олег крупного телосложения, но, видимо, в таких форс-мажорных ситуациях оказывался нечасто. Машина останавливается, и они с документами подходят к чеченцам, чтобы убедить, что это гуманитарный груз, а сами они не переодетые спезназовцы. Постовой, посмотрев на «толстого попа», сразу сказал: «Проезжайте, вы настоящий поп – толстый, от которого несет водкой. На десантника вы точно не похожи!» А в городе случилось так, что их разместили в определенном доме под наблюдением вооруженных людей, и вечером все собрались в каком-то заведении. Тут Олег Стеняев случайно услышал, что одного из чеченцев зовут Ибрагим. И спросил, знает ли он, что означает его имя, чего он не знал. Тогда священник рассказал им историю Авраама, что очень заинтересовало всех присутствующих. Тогда их глава, всех растолкав, подошел к «попу» и спросил, а что означает его имя. А его звали Иса. Так священник в течение двух часов пересказал воодушевленным мусульманам все евангелие.

В заключение хотелось бы отметить важность сохранения культурного многообразия мира. Мир прекрасен до тех пор, пока он многообразен. Монолит может удовлетворить разве что философа в качестве пищи для размышлений. Глобализация и сведение всего «под одну гребенку» наносит непоправимый ущерб всему человечеству.

Литература

Аникеева Н.А. Шеййад Хамза, Юсуф и Зелиха, Москва, 1992.

Бертельс Е.Э. Избранные труды: Суфизм и суфийская литература, Москва, 1965.

Библия и Коран: Параллельные места, Москва, 2012.

Кныш А.Д. Мусульманский мистицизм: краткая история, пер. с англ. Романов М.Г., СПБ, 2004.

Литература Востака в Новое время, коллектив авторов МГУ, Москва, 1975.

Мюллер А. История ислама с основания до новейших времен.

Стефаненко Т.Г. Этнопсихология, Москва, 2004.

Шаряфетдинов Р.Х. Трансформация коранического сюжета об Иосифе Прекрасном в поэме Кул Гали «Кысса-и Йусуф» : «Сказание об Йусуфе», автореф. диссертации к.ф.н., Москва, 2009.

Şeyyad Hamza, Yusuf ve Zeliha, hazırlayan İbrahim Taş, Ankara, 2010.

Институт стран Азии и Африки МГУ

Москва 2013

Виктор Копущу

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: