Tag Archives: кураев

Свидетелям Иеговы и иным гражданам,

имеющим оскорбленные религиозные чувства, от протодиакона Андрея Кураева:

http://diak-kuraev.livejournal.com/

547_900

«Синайский кодекс, слово πνευμα в нем сокращается до ΠΝΑ с титлом, с титлом же пишется и слово θεος — ΦΣ: ΠΝΑ Ο ΦΣ.

Напомню, что титлы ставятся только с Nomina Sacra – словами (именами), записанными в сокращенной форме, чтобы подчеркнуть их священный характер.

(см. http://stavroskrest.ru/content/nomina-sacra-v-rukopisyah-novogo-zaveta)

Четыре самых ранних, признанных и наиболее упорядоченно сокращаемых слова — Ιησούς, Χριστός, Κύριος, Θεός.

Причем если в дохристианских и языческих текстах сокращения употреблялись с приблизительно так, как в современной светской письменности, христиане (поначалу) изначально ограничили узус титлов предельно чтимыми именами.
Это Святые Имена. Скажем, слово Творец не вошло в число Nomina Sacra.

Мне кажется, это аргумент в пользу именно православного представления о том, что Дух — это Имя, а не «характеристика» не-материальности Бога.»

***

Если законодательство страны разрешает регистрацию и деятельность этой религиозной организации, требовать запрета (и не только их, но всех «сектантов») — делать им рекламу и тратить время, а еще давать повод для провокаций и подстрекательств. Как же поступали первые христиане, которым государство не гарантировало, что будет всячески защищать только их вероучение? Continue reading →

c Кураевым об одном и том же

Господин протодиакон тоже заметил цены некоторых архиерейских облачений. Правда, его находка заставляет здравый смысл молча курить в сторонке.

А. Кураев: http://diak-kuraev.livejournal.com/935367.html

Kopuzsesi: «Наследники и продолжатели подвига первых апостолов»

о симонии и не только

Текст протодиакона А. Кураева:

«Взятка — принимаемые должностным лицом материальные ценности (предметы или деньги) или услуги за действие (или наоборот бездействие), в интересах взяткодателя, которое это лицо могло или должно было совершить в силу своего служебного положения».

Я бы добавил еще два признака:
1) это недокументируемое приношение. То есть деньги, полученные взяткодателем, не фиксируются в его финансовой отчетности.
2) это не плата за сделанную работу.

В истории Церкви и в ее канонах неоднократно говорилось о грехе симонии. В узком смысле – это посвящение в сан за деньги. В более широком – поставление на церковные должности за мзду.
В 19 веке посланник докладывал из Стамбула, что местный патриарх берет деньги за поставление епископов. И требовал канонической реакции, то есть разрыва отношений между Российской Церковью и Кпльским патриархатом.
Его письмо передали на отзыв московскому митр. Филарету. Тот не ставил под сомнение сообщенные факты, но просил подробнее рассказать об их контексте. И в своей дотошности он оказался прав. Выяснилось, что бюджет патриархии складывался из отчислений из местных епархиальных средств. Однако в тогдашний турко-османских условиях не всегда можно было гарантировать передачу крупных денежных сумм вовремя и по назначению. И поэтому патриарх условием посвящения епископа в опасно-отдаленные епархии ставил внесение епархиального налога за два-три следующих года. То есть это были заранее предписанные и официальные авансовые платежи. Это не симония. Раскола не произошло.

И все же симония многие века и довольно массово бытовала в церковной истории. Хотя бы поэтому элементарное церковно-историческое образование не должно позволять делать недоумевающее лицо «Епископ? Какие взятки?!!!».

Вот и сегодня священники на условиях конфиденциальности готовы очень много рассказать об этом.

Взятки от священников епископам делятся на два типа:
Взятки ради стабильности и взятки ради апгрейда.

К числу первых относится конверт епископу при его визитации прихода (не пригласишь и не положишь – прихода лишишься). Это же касается подарка епископу на его именины или юбилей. Еще повод для неофициальных поборов: владыке нужна новая колесница. Или на ремонт епархиальной резиденции… Поводов много, а мотив отзывчивости священников один: чтобы тебя не турнули и не перебросили на беднейший приход.

Взятка ради апгрейда – это уже инициатива взяткодателя. Он хочет получить более удобный приход (ближе к центру или более богатый и т.п.). В ряде епархий откровенно покупаются священнические награды.
Более крупные суммы порой даются: а) для получения отпускной грамоты; б) для приема в клир другой епархии.

Еще один критерий классификации церковных взяток: добровольно-ситуативные или организационно-вынужденные. Второй вариант – когда секретарь епархии или иной близкий к епископу человек обзванивает настоятелей и поясняет им, что именно нужно срочно вложить в конвертики и по какому поводу. Среди этих поводов, кстати, может быть и визит патриарха.

Все эти приношения никак не фиксируются ни в приходской документации, ни в епархиальной. Все они призваны сформировать милостивное отношение епископа к дарителю. При этом епископ все те действия, к которым поощряют его дарители, мог бы и должен был бы совершить и без дополнительных материальных стимулов.

Есть взятки и внутри самой епископской среды. Ведь епископ хочет стать архиепископом, архиепископ — митрополитом, митрополит – членом Синода… Но это уже совсем высокие отношения и очень высокие суммы.

***

Беседа «ЭхаМосквы» с о. Всеволодом Чаплиным дарит столь много нам открытий чудных, что она достойна нескольких постов

«Совершенно особое место у епископа, он ходит в золотых ризах, он отделен особым пространством в храме, у него есть трон. И вот это нормально, вот это еще раз говорит о том, что у церкви есть особое служение. Вот я не епископ, я могу бегать по церковному двору в подряснике, а вот епископ уже не может. А, может быть, ему хочется побегать в casual style, но он уже не может. И поэтому есть в церкви разное служение». http://echo.msk.ru/programs/focus/1468446-echo/

Теперь мы знаем, что причина существования в церкви разных служений – это наличие штанов разного цвета.

И ведь какой универсальный аргумент, способный оправдать любое социальное неравенство! Этот сановник кушает на золоте, потому что у него «особое служение».
А этот даже и не знает, какая у него зарплата, потому что «это нормально».
Вот тому барину телохранители создают особое пространство при любом движении его тушки в пространстве – «это еще раз говорит о том, что у нее есть особое служение».

А вот апостолы, выходит, не могли нести особого служения церкви – потому что у них не было ни тронов, ни золотых одежд. И ходили они в самом что ни на есть casual style своей эпохи. Я даже сомневаюсь, была ли у апостола Павла отдельная вип-каюта на корабле. Нет в моей памяти и свидетельств о том, что апостол Иоанн совершал «вечерю любви» в «особом пространстве», огражденном позолоченной решеткой.

Надо понять, что о. Всеволод говорит вовсе не об алтаре, а о манере ограждать епископскую кафедру, стоящую посреди храма, решетками – чтобы прихожане не мешали сложным перестроениям духовенства и кордебалету епископских иподиаконов; причем все эти перестроения вокруг кафедры ни малейшего отношения к таинству Причастия просто не имеют – отчего службы простого священника спокойно обходятся без них.

А вот на епископской службе да – в «особое пространство» особый юноша на особо позолоченном подносе выносит особую расческу, чтобы преемник апостолов смог прилюдно расчесать свою особую бороду…

Исследователи сего вопроса пишут:
«В литературе, адресованной священникам, можно встретить и такие рекомендации: «При открытых дверях или во время стояния посреди храма священник служащий не должен в виду всех заниматься убранством и благоустройством своей головы и лица; все это и подобное должно заблаговременно упорядочить в стороне» (Михайловский 1890: 8–9). Симптоматично, что прилюдное символическое расчесывание волос гребнем посреди храма во время богослужения служило частью ритуального облачения епископа. Уход за собой во время богослужения был допустим только в контексте обряда, как его составная часть, в противном случае, будучи «мирским» делом, расценивался как оскорбление священнодействия. Прилюдные манипуляции священников с волосами во время богослужений чреваты их ошибочным толкованием со стороны прихожан. В 2000 году во время экспедиции в Гдовский район Псковской области мы были свидетелями следующей картины. На почитаемом месте Пещёрка шел молебен. Присутствующие на нем женщины сидели. В какой-то момент священник, продолжая стоять к прихожанкам спиной, решил поправить волосы: он снял резинку со своего «хвоста» и тряхнул головой. Эффект был удивительный: все женщины встали со своих мест и начали креститься, вероятно, полагая, что манипуляции с волосами указывают на какое-то важное место в богослужении».http://www.georghram.ru/statyi/ot_nastoyatelya/oblik_russkogo_svyashhennika/

Помню, как молодой о. Всеволод издевался над этим нашим дивным ритуалом и предлагал варианты особой молитвы для сего священнодействия… Но сейчас наш «церковный министр по делам общества и государства» (это его самохарактеристика в цитируемой передаче) и эти гардеробно-парикмахерские действа, наверно, готов апологетизировать и возводить в ранг «духовных скреп».

Конечно, у Церкви есть особое служение. Но вот почему оно должно выражать себя именно в тронах и золоте?
И у врачей есть особое служение. Поэтому они тоже должны восседать на тронах и ходит в золотой парче? Не стоит ли разработать особый чин встречи главврача, входящего в больницу?
И как же скучна школьная жизнь, где «встречный обряд» при входе учителя в класс ограничивается лишь вставанием учеников с мест (эх, сейчас даже хлопать крышками парт при этом перестали).

Ну ничего – мантии для судей в софринских мастерских уже шьют, так и что и остальных «слуг народа» мы еще научим, что значит быть Византией после Византии.

http://diak-kuraev.livejournal.com/